Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Государственным секретарем США М.Помпео, Вашингтон, 10 декабря 2019 года

By 13 декабря, 2019 General @ru

https://spain.mid.ru/ru/web/spain_ru/-/vystuplenie-i-otvety-na-voprosy-smi-ministra-inostrannyh-del-rossijskoj-federacii-s-v-lavrova-v-hode-sovmestnoj-press-konferencii-po-itogam-peregovo-2

Уважаемые дамы и господа,

Хотел бы выразить признательность Государственному секретарю США М.Помпео за возможность встретиться здесь, в Вашингтоне. Мы приняли приглашение посетить США с ответным визитом после того, как М.Помпео находился в Российской Федерации, в Сочи, в мае этого года, где состоялись встреча с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и наши с ним достаточно подробные переговоры.

Мы регулярно встречаемся и говорим по телефону, когда возникает такая необходимость. Сегодняшняя встреча подтвердила, что общаться полезно. При всей сложности нынешнего периода в наших отношениях и на мировой арене общение всегда лучше, чем его отсутствие.

Подробно обсудили ситуацию в двусторонних делах. Обменялись мнениями по вопросу контроля над вооружениями, по региональным конфликтам. Говорили по-деловому, откровенно, стараясь не только слушать, но и слышать друг друга.

Не секрет, что у нас разные взгляды на некоторые вещи. Наивно полагать, что можно в одночасье добиться взаимопонимания по ключевым вопросам, но так, наверное, было всегда, в большей или меньшей степени. Никогда нет стопроцентного совпадения позиций. Дипломатия в том и заключается, чтобы искать такие решения, которые без ущерба для принципиальных интересов каждой из сторон будут все-таки позволять избегать конфликтов и, наоборот, будут продвигать конструктивное взаимодействие.

Конечно, мы согласны с нашими американскими партнерами, об этом только что сказал М.Помпео, что ситуацию, когда между двумя ведущими ядерными державами накапливаются противоречия, нельзя назвать приемлемой. Это не на пользу ни нашим странам, ни мировому сообществу, а создаёт дополнительное напряжение на международной арене и в мире в целом. Поэтому мы будем продолжать диалог. У нас для этого есть обоюдная готовность вместе искать возможности нормализации двусторонних отношений. Мы понимаем, что совместной работе мешало и, как видите, продолжает мешать, волна подозрений применительно к России, которая буквально захлестнула Вашингтон. Сегодня вновь подчеркнули, что все спекуляции относительно нашего мнимого вмешательства во внутренние процессы США безосновательны. Никаких фактов, которые это подтверждали бы, мы не видели. Никто нам их не предъявил, наверное, просто потому что их не существует.

Напомню, что, когда появились первые высказывания на эту тему (это было еще накануне выборов президента США в 2016 г.), мы по каналу, который тогда существовал между Москвой и Вашингтоном с администрацией Б.Обамы, много раз запрашивали американских партнеров о возможности разобраться в подозрениях, высказывавшихся в октябре 2016 г. и вплоть до инаугурации Д.Трампа. Ответов никаких не было. На все наши обращения по поводу того, что если вы нас подозреваете, давайте сядем и поговорим, положите «факты на стол» – ноль реакции. Все это продолжалось после инаугурации Президента США Д.Трампа и назначения новой Администрации. Мы предложили нашим коллегам, чтобы развеять все эти ни на чем не основанные подозрения, опубликовать переписку по этому закрытому каналу с октября 2016 г. по январь 2017 года. Для многих тогда все стало бы ясно. К сожалению, уже нынешняя Администрация отказалась это делать. Но, еще раз повторю, мы готовы придать гласности те обмены, которые состоялись по этому каналу. Я думаю, это многое прояснило бы. Тем не менее, мы ожидаем, что возникшие на абсолютно пустом месте страсти понемногу улягутся, как в 1950-е гг. сошел на нет маккартизм, и появится возможность вернуться к более конструктивному сотрудничеству. Кстати, мы не раз предлагали, а сегодня в очередной раз об этом напомнили – зафиксировать взаимное обязательство о невмешательстве во внутренние дела друг друга по образцу обмена личными нотами, который состоялся в 1933 г., когда возобновлялись дипломатические отношения между Советским Союзом и США. Американская сторона предложила, и мы согласились обменяться письмами между Президентом США Ф.Рузвельтом и Министром иностранных дел СССР М.М.Литвиновым, в которых было зафиксировано обязательство не допускать какого-либо вмешательства во внутренние дела друг друга. Это была инициатива американской стороны. Мы готовы сделать что-то подобное и на нынешнем, весьма важном этапе.

В любом случае мы согласились, что неправильно ставить отношения «на паузу», приостанавливать и откладывать на более поздний срок взаимодействие по актуальным проблемам современности. Мы готовы к такой практической работе по всему спектру вопросов, которые представляют взаимный интерес, и с той степенью интенсивности, которая будет сегодня удобна нашим американским партнерам.

Одной из центральных тем бесед была стратегическая стабильность. Мы обратили внимание на отрицательные последствия выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Подчеркнули, что в нынешних условиях, после того как Договор прекратил свое существование, мы заинтересованы в том, чтобы не пускать эту сферу стратегической стабильности на самотек. Как вам известно, Президент Российской Федерации В.В.Путин в своих посланиях главам ведущих государств, включая США и других членов НАТО, сказал, что Россия объявляет односторонний мораторий на развертывание таких ракет и не будет их развертывать до тех пор и в тех регионах, пока там не появятся аналогичные системы американского производства. Предложение было сделано нашим западным партнерам, включая США, о том, чтобы такой мораторий стал взаимным. Это предложение остается «на столе».

Сегодня мы говорили о судьбе еще одного Договора, действие которого автоматически заканчивается в феврале 2021 г., если он не будет продлен. Имею в виду Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. Россия подтвердила свое предложение уже сейчас принять решение о том, что этот Договор будет продлен. Президент Российской Федерации В.В.Путин буквально на днях подтвердил такую позицию в своем публичном выступлении.

Мы также подтверждаем предложение о том, чтобы опять же по примеру Советского Союза и США принять на уровне президентов заявление о недопустимости развязывания ядерной войны. Это предложение также остается «на столе».

Из региональных дел говорили сегодня об Украине. Я подробно пробрифинговал Госсекретаря США М.Помпео и его делегацию о состоявшихся вчера переговорах в рамках «нормандского формата» в Париже, о принятых там решениях, о тех вопросах, которые еще предстоит урегулировать, чтобы полностью двигаться в направлении выполнения Минских договоренностей. Принципиально важно, что итоговый документ, одобренный вчера президентами России, Украины, Франции и канцлером Германии, подтверждает незыблемость Минских договоренностей и требует их полного выполнения. Это абсолютно стопроцентно наша позиция.

Говорили мы и о необходимости продолжать дискуссии о путях преодоления кризиса вокруг иранской ядерной программы. Вы знаете нашу позицию. Мы считаем, что необходимо сделать все, чтобы спасти Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по обеспечению мирного характера иранских ядерных исследований.

Мы, конечно, очень обеспокоены ситуацией, складывающейся в Персидском заливе и Ормузском проливе. Выступаем за то, чтобы все страны, которые хотят обеспечивать безопасность судоходства и мореплавания, рассмотрели предложение, которое внесла российская сторона. Оно касается налаживания диалога о создании системы коллективной безопасности в районе Персидского залива. В сентябре этого года мы уже провели в Москве специальный семинар на уровне политологов, экспертов, научного сообщества. В нем приняли участие представители многих стран региона, включая арабские страны Персидского залива, и ряд европейских ученых. Мы приглашали также представителей США. Надеемся, что в следующий раз они примут участие в таком мероприятии.

Говорили о ситуации вокруг Венесуэлы. Россия неизменно выступает за то, что именно сам венесуэльский народ должен определять свое будущее, и те ростки диалога, которые сначала наблюдались в т.н. «формате Осло» (к сожалению, он был подвешен), а сейчас наблюдаются в рамках круглого стола между правительством и умеренной оппозицией, дадут нужный результат, и кризис будет урегулирован исключительно мирным способом.

Говорили о ситуации на Корейском полуострове. Мы выступаем за его денуклеаиризацию. В этом контексте рассматриваем весьма важными контакты между США и КНДР. Надеемся, что наша позиция, которую мы с М.Помпео тоже обсудили, – позиция Россия и Китая (мы с ними координируем подходы к этим вопросам) будет полезна для определения Вашингтоном своей дальнейшей линии в условиях нынешнего пока тупика в переговорном процессе. Убеждены, что для преодоления этого тупика необходимо двигаться на основе встречных действий – действие за действие. На таком направлении мы готовы всячески активно помогать преодолению нынешней ситуации.

Говорили про Сирию. Резолюция 2254 СБ ООН охватывает все рамки, которые должны определять движение по урегулированию во всех его аспектах. Подчеркнули необходимость дальнейшего сотрудничества России, США и других игроков по окончательному искоренению терроризма на сирийской территории, необходимость решения гуманитарных проблем и, конечно же, устойчивого конструктивного политического процесса, который был начат в Женеве в рамках Конституционного комитета, в рамках которого сирийские стороны должны договориться о будущем своей страны.

Говорили и о других очагах напряженности на Ближнем Востоке и Севере Африки – там их немало. В частности, по-моему, у нас есть общая заинтересованность в более тесном диалоге по ливийскому урегулированию. Мы сотрудничаем и по ситуации вокруг Йемена. Конечно, очень важно держать в поле зрения палестино-израильское урегулирование, которое откровенно буксует и находится в критическом состоянии.

Говорили и о двусторонних делах. В.В.Путин и Д.Трамп еще на саммите в Хельсинки в 2018 г., а затем в июне этого года в Осаке «на полях» саммита «Группы двадцати» договорились о целом ряде конкретных шагов. В качестве одного из результатов год назад возобновлен контртеррористический диалог, уже состоялось несколько раундов. Он позволяет делать более эффективной борьбу с этим злом для России, США и всего мирового сообщества. Рассчитываем, что этот формат сохранит высокую интенсивность и после смены американского сопредседателя – как мы понимаем, Дж.Салливан завтра будет на слушаниях в Сенате по вопросу о назначении послом США в России. Мы знаем его как высокопрофессионального, опытного дипломата, будем рады с ним сотрудничать. Разумеется, исходим из того, что и наш Посол в Вашингтоне будет получать такую же поддержку.

Что касается экономики, несмотря на санкции, которые, как известно, вредят всем, двусторонняя торговля при президентстве Д.Трампа уверенно росла. С уровня в 20 млрд долл.США, на который этот объем торговли низвел Б.Обама, Д.Трамп по итогам этого года помог достичь уровня в 27 млрд долл.США. Увеличение почти на одну треть означает новые рабочие места в обеих странах, рост прибыли производителей. Думаю, что если придать такой кооперации дополнительный стимул, результаты будут еще более взаимовыгодны.

Мы согласились продолжать искать пути снятия различных раздражителей в двусторонних отношениях. Это и ситуация с арестом российских граждан за рубежом, в визовой сфере как для наших делегаций, участвующих в международных мероприятиях на территории США, так и для дипломатов, ситуация с дипломатической недвижимостью. Договорились, что наши заместители продолжат по всем этим вопросам конкретный разговор, который мы хотим сделать конструктивным, а самое главное – результативным.

В целом в завершение скажу, что при всех трудностях и разногласиях потенциал у нашего сотрудничества большой как в экономике, так и в других областях. В интересах обеих стран использовать его на полную силу и развивать отношения во благо себе и всему мировому сообществу. Мы на это настроены. Сегодня почувствовали аналогичный взаимный настрой американской стороны. Признателен М.Помпео. Мы хотим продолжать диалог. Приглашаю его в удобное время посетить Россию.

Вопрос (адресован М.Помпео, перевод с английского): Вы удовлетворены санкционным давлением со стороны России и других стран на КНДР? На прошлой неделе КНДР предупреждала о «рождественском подарке» Соединенным Штатам. Готова ли Администрация к тому, что КНДР вернется к более жесткой позиции и, может быть, окончательно свернет переговоры?

С.В.Лавров (добавляет после М.Помпео): Речь идет о санкциях, которые ввел Совет Безопасности ООН. Санкции являются инструментом, которым пользуется Совет Безопасности ООН, но резолюции, о которых идет речь, санкциями не ограничиваются. Каждая из этих резолюций предполагает необходимость активизировать политический процесс. Эта часть как-то уходит на второй план в усилиях по освещению нынешней ситуации.

Убеждены, что этот политический процесс необходимо активно поддерживать. Ключевую роль играет прямой диалог между Вашингтоном и Пхеньяном. Мы выступаем за его возобновление и уверены, что диалог может принести результат исключительно, если он будет развиваться на основе встречных шагов. Нельзя требовать от КНДР сделать все и сразу, и лишь потом вернуться к решению вопросов обеспечения ее безопасности, снятия санкций и прочего.

Гуманитарная ситуация в КНДР требует срочных шагов, которые позволили бы понять готовность мирового сообщества не только требовать выполнения условий резолюций, но и его готовность реагировать на абсолютно легитимные экономические, гуманитарные нужды КНДР. Сейчас даже те товары, которые не охвачены никакими санкциями – ни ооновскими, ни американскими – очень трудно доставлять в КНДР, потому что компании-производители и транспортные фирмы просто боятся, что их могут опять наказать за одно только упоминание о том, что они имели пусть и легитимный бизнес, но все-таки с КНДР. Эта ситуация и завела нас примерно в тот тупик, в котором мы сейчас находимся. Конечно, мы призываем руководство КНДР к сдержанности и рассчитываем, что условия для возобновления диалога будут созданы.

Вопрос (перевод с английского): В ходе обсуждения ситуации вокруг П.Уилана, удалось ли России и США приблизиться к ее разрешению? Идет ли речь об его освобождении?

С.В.Лавров: В сентябре было завершено следствие. Обвинительное заключение находится у него на ознакомлении. Сейчас только от него зависит, когда он со своими адвокатами закончит знакомиться с этим документом. Тогда состоится судебный процесс, который позволит поставить точку в этом деле, после чего можно будет уже на основе имеющихся между нами официальных двусторонних соглашений в правоохранительной сфере принимать те или иные решения.

Отмечу, что много разговоров о здоровье П.Уилана. Мы относимся к этому вопросу с полной серьезностью. Наши врачи регулярно его осматривают. Он жаловался на паховую грыжу. Ему было предложено ее прооперировать, он отказался от операции. Хочу отметить, что П.Уиллан (может быть, это тактика, которую выбрали его адвокаты) ведет себя вызывающе. Он угрожает сотрудникам Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), грозит просверлить им головы дрелью, делает многие другие аррогантные высказывания. Наверное, адвокаты должны ему советовать, как себя вести. Если цель этих действий заключается в том, чтобы создать себе образ мученика, то это, наверное, неправильно и нечестно. Повторю еще раз, мы действуем в полном соответствии с нашим законодательством и с теми международными нормами, которые в данном случае применимы.

Вопрос (перевод с английского): Считаете ли Вы, что Украина вмешивалась в президентские выборы в США в 2016 году? Обсуждали ли Вы непосредственно этот вопрос с Госсекретарем США М.Помпео?

С.В.Лавров: Этот вопрос к нам не имеет никакого отношения. Это вопрос между двумя суверенными государствами. Косвенно он, наверное, позволяет лучше понять абсурдность тех обвинений, которые выдвигались в наш адрес – будто бы мы вмешивались в выборы 2016 года. Я уже говорил о том, что мы готовы предать гласности переписку между нами и американской Администрацией по поводу обвинений во вмешательстве. Будем готовы, как только Вашингтон даст подтверждение своего согласия, предать гласности эти важные для общественности документы.

Вопрос: Стала ли яснее после сегодняшней встречи судьба Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3)? Будет ли он продлен? Как Вы относитесь к аргументу США о необходимости привлечь Китай? Действительно ли это искреннее желание вовлечь КНР в переговоры или то, что здесь называют «red herring», – поиск причины, чтобы не продлевать соглашение?

С.В.Лавров: Россия устами Президента В.В.Путина на днях в очередной раз подтвердила свою готовность уже сейчас договориться о продлении СНВ-3, чтобы снять напряженность в мировом сообществе по поводу того, что последний инструмент контроля над вооружениями между Российской Федерацией и США перестанет действовать. Мы готовы на это хоть сегодня – здесь слово за нашими американскими коллегами.

По теме Китая также не раз высказывался Президент России В.В.Путин. Если КНР готова присоединиться, мы поддержим такой подход. Разумеется, в этой ситуации нужно будет посмотреть и на другие ядерные державы, как официальные, так и неофициальные. Но Китай ясно сказал, что не будет участвовать в каких-либо переговорах, потому что и по количеству своих ядерных вооружений, и по структуре своего ядерного арсенала КНР серьезно уступает и России, и США. Сегодня мы говорили об этом, смотрели статистику, которую предоставил Стокгольмский институт исследования проблем мира (СИПРИ) по китайскому ядерному арсеналу – в сопоставлении с российским и американским он отличается в разы.

Но, повторюсь, если КНР будет готова, то и мы будем готовы рассматривать многосторонний процесс в сфере ядерного разоружения. Тем не менее, как сказал Президент России В.В.Путин Госсекретарю США М.Помпео в мае этого года в Сочи, эта ситуация требует переговоров, потому что наши американские коллеги еще даже не внесли формально никакого конкретного предложения на бумаге. Это займет какое-то время. А тем временем, чтобы не создавать вакуума, Россия и США как две по-прежнему крупнейшие ядерные державы могли бы объявить о продлении СНВ-3 и тем самым успокоить мировое общественное мнение. Это было бы неплохо.

Вопрос (адресован М.Помпео): Если не получится привлечь Китай к обсуждению СНВ-3, учитывая цели Пекина, которые обозначил С.В.Лавров, будете ли Вы готовы продлить Договор хотя бы в ограниченном формате, без участия КНР?

С.В.Лавров (добавляет после М.Помпео): Отвечая на этот вопрос, М.Помпео сказал, что, предлагая расширить круг участников переговоров по контролю над стратегическими ядерными вооружениями, США имеют в виду, как он сказал, набор условий – «set of conditions» – а не предельные уровни каждого из участников. Такое пояснение сделано официальным представителем США впервые. Именно поэтому я и упомянул, что и нам, и другим адресатам американской идеи было бы легче рассматривать ее, если бы она обрела какой-то сформулированный вид.

Вопрос: Вы отметили, что хотели бы получить от США дополнительную информацию о вмешательстве России в американские выборы. Почему бы просто не прочесть доклад специального прокурора Р.Мюллера? В нем много подробностей в том, что касается обвинений США в адрес Москвы по вмешательству в выборы 2016 г.

С.В.Лавров: Мы ознакомились с этим докладом. В нем отсутствует подтверждение какого-либо сговора. Повторю в четвертый раз наше предложение – опубликовать те данные, которые показали бы, как Россия реагировала по специальному каналу, созданному для того, чтобы рассматривать угрозы в сфере киберсетей, как Россия была готова обсудить это конфиденциально, и как все эти предложения администрация Б.Обамы отвергла. Мне кажется, публикация этих данных не повредила бы ни транспарентности всего процесса, ни самому спецпрокурору Р.Мюллеру в том, чтобы его доклад отражал всю полному картины, и, уж наверное, это было бы интересно почитать журналистам. Подтверждаю свое предложение.

Вопрос: Есть ли прогресс в формировании Российско-американского делового совета?

С.В.Лавров: Сегодня мы обсуждали наше экономическое сотрудничество, в том числе возможность его усовершенствования в организационном плане, в развитие тех дискуссий, которые Президент России В.В.Путин и Президент США Д.Трамп имели в Гамбурге, в Хельсинки и недавно в Осаке.

Вопрос: С учетом массовой высылки российских дипломатов, которая произошла несколько лет назад, очевидно, что работа консульских служб обеих стран – и в России, и в США – затруднена, включая выдачу виз официальным делегациям. Обсуждался ли этот вопрос? Планируете ли вы восстанавливать работу консульств?

С.В.Лавров: Насчет целесообразности эффективной работы консульских служб, мы полностью с этим согласны. Сегодня мы говорили про визы. Хочу привести такую статистику: в дипломатических учреждениях США в Российской Федерации дипломатов на 155 человек больше, чем в наших дипломатических учреждениях, которые работают на двустороннем треке. 155 – количество наших представителей при ООН. Когда мы уравнивали дипломатические уровни, мы не стали вычитать из общей квоты тех дипломатов, которые не занимаются двусторонними отношениями и не имеют право ими заниматься. Поэтому у нас здесь дипломатов на 155 человек меньше, чем у США в России.

К сожалению, наши граждане вынуждены ждать собеседования перед получением визы в Москве – 300 дней, во Владивостоке – 40, в Екатеринбурге – более 30 дней. Это только для того, чтобы пройти собеседование. Наши американские коллеги объясняют это тем, что после того, как были установлены квоты, у них уехали все консульские сотрудники. Наверное, это право каждой страны определять структуру своего дипломатического представительства. Нам тоже пришлось «резать по живому», и многие консульские сотрудники уехали. Но в нашей ситуации ни одного случая удлинения сроков выдачи виз не произошло. Все визы выдаются точно так же, в те же сроки, что и до этого неприятного развития ситуации в наших двусторонних отношениях. Считаем принципиально важным поддерживать именно такой подход, учитывая значение контактов между людьми – спортивных, культурных, межпарламентских и любых других. Чем больше американцы и россияне будут друг к другу ездить, чем легче будут такие поездки, тем лучше для упрочивания наших отношений и партнерства, у которого, как я уже сказал, колоссальные перспективы.